Барвинковый цвет

Барвинок, или другое его название винка (Vinca) –вьющееся или стелющееся почвопокровное растение, семейства Кутровые. Барвинок очень быстро разрастается вширь, образуя целые подушки из сочной яркой зелени.

Блестящие кожистые листья барвинка могут быть светлого или тёмного зелёного цвета, а также с кремовыми или золотистыми пятнами или каёмкой. Славятся барвинок и своими простыми обаятельными цветками, которые появляются из пазух листьев.

Цветки барвинок

Цветки состоят из 5 лепестков оригинальной формы.

Барвинковый цвет

Чаще всего цветки барвинка чисто-лилового цвета или небесно-голубого, реже белые или розовые.

Массово барвинок цветет в начале или в середине весны, а потом единичные цветки увидеть можно в течение всего сезона.

Барвинки могут быть листопадными травянистыми растениями или вечнозелёными полукустарниками. Листья вечнозелёного барвинка хорошо сохраняются в течение всего года, и даже под снегом.

Барвинковый цвет

Барвинок образует массу тонких стеблей, поднимающиеся над землёй и распространяющие вширь достаточно далеко. Листья барвинка кожистые, блестящие, эллиптической формы.

Барвинки выпускают корни из каждого узла стебля и везде укореняются по пути своего распространения. Отсюда и произошло латинское название растения Vinca – означает обвязывать или обвивать.

Барвинковый цвет

Барвинок – весьма полезное растение, которое с древних пор и до наших дней применяется широко в фармакологии и медицине. В этом растении содержится алкалоид, обладающий свойствами, препятствующими делению клеток.

Барвинок сорта, виды

В садоводстве самые распространенные и популярные два вида барвинка, с несколькими разновидностями:

— барвинок малый – небольшое растение, в высоту не больше полуметра и разрастающееся до 1,5 м в ширину.

Барвинковый цвет

Argenteovariegata создает невысокие широкие подушки (10 см в высоту); у растения сероватые овальные вечнозелёные листья и цветки светло лилово-голубого оттенка диаметром около 2-2,5 см.

Aureovariegata – разновидность с небесно-голубыми цветками около 2,5 см в диаметре и пятнистой золотистой листвой.

Atropurpurea (Rubra, Purpurea) – разновидность, с розовато-лиловыми цветками и тёмно-зелёными листьями.

Azurea Flore Pleno (Caerulea Plena, Flore Plena) – популярная разновидность около 15 см высотой с тёмно-зелёными листьями и небесно-голубыми махровыми цветками до 2,5 см диаметром.

Gertrude Jekyll (Alba) – разновидность барвинка с белыми цветками.

Барвинковый цвет

Б арвинок большой – вид с крупными цветками и листьями. Растение достигает метра высотой и до 2,5 м шириной.

Variegata – разновидность с лилово-голубыми цветками до 5 см в диаметре, с кремовой каёмкой на листьях, появляющиеся на растении с весны и до осени.

Барвинок прост и неприхотлив в культуре. Зеленолистные разновидности барвинков довольно морозостойки, а вариегированные барвинки нуждаются в профилактическом зимнем укрытии.

Барвинок размножение

Барвинок растет на любых почвах. Идеальным местом является полутень.

Барвинковый цвет

Чтобы плантация барвинков была компактнее и пышнее, растения необходимо подстригать после завершения массового цветения. Отстриженные части стебля барвинков можно воткнуть во влажную почву, и затем они пустят корни.

Самый действенный и удобный способ размножения барвинка – отводки, которые быстро укореняются, если слегка их присыпать землёй.

Барвинок болезни и вредители

Барвинки редко поражаются грибками, которые вызывают потемнение и отмирание стеблей.

Для барвинков из вредителей опасна, может быть тля.

Барвинковый цвет

Быстрый рост и распространение, приятный и незатейливый внешний вид, нетребовательность и практичность, а также обворожительные лилово-голубые цветки барвинков определяют их популярность у ландшафтных дизайнеров и садоводов.

Хотя барвинки активнее цветут на солнце, они представляют большой интерес как теневыносливые растения, которые могут разрастаться в любой зоне сада (кроме засушливых зон). Барвинки можно выращивать и в контейнерах.

Барвинок использование

Барвинок быстро прикроет собой не самое прекрасное место в саду. Лучше всего барвинок чувствуют себя в светлом уголке естественного сада, на склонах, в рокариях, свободно расползаясь среди кустарников и деревьев.

Барвинковый цвет

Прекрасными партнёрами для барвинков являются разные кустарники и деревья, а также теневыносливые и невысокие весеннецветущие растения: медуницы, горянки, пролески, примулы, гиацинты и другие луковичные, незабудки, гейхеры и др..В светлой лесополосе отлично смотрятся барвинки среди разных папоротников.

Добавить комментарий

Описание и фото распространенных видов и сортов барвинка

Барвинковый цвет Барвинок (от лат. Vinca – обвивать, опоясывать) – это многолетнее стелющееся по земле травянистое или полукустарниковое растение, настолько выносливое, что у многих народов символизирует живучесть и жизненную силу, способную противостоять недугам, злым духам и дурному глазу, а также приносить благосостояние, любовь и счастье.

Где только ни растет барвинок, известный также как «колдовская фиалка»! Растения этого вида встречаются практически во всех уголках Европы, в Азии и Африке и обладают удивительной способностью укореняться, едва соприкоснувшись с влажной землей. Этой особенностью растения объясняется многообразие его видов и сортов, наиболее популярными из которых являются малый, большой, опушенный и травянистый барвинки.

Барвинок малый (Vinca minor)

Малый барвинок представляет собой небольшой вечнозеленый прямостоячий либо ползучий кустарник высотой до 35 см. Его ползучие стебли достигают в длину до полутора метров и образуют плотный красивый ковер, укладываясь на землю и укореняясь в месте соприкосновения с ней. Листья глянцевые, формы эллипса. Синие, голубые или бледно-лиловые одиночные цветы располагаются на прямостоячих стеблях в пазухах листьев. Этот барвинок имеетпериод цветения со средины весны до начала осени. Плод напоминает длинный изогнутый дугой лист. Барвинковый цветВажно!Трава этого растения содержит алкалоиды, обладающие способностью уменьшать и даже разрушать раковые клетки.Ареал произрастания – центральные районы Украины, Карпаты и Кавказ, а также Молдова, Беларусь, Россия и страны Балтики.

Размножается вегетативно. Растет в основном в лиственных (дубовых, грабовых и смешанных) лесах, на опушках, в оврагах, степных склонах, вырубках, а также в речных долинах, где много света и тепла. Кроме дикой природы, это растение очень популярно среди дачников и прекрасно приживается на приусадебных участках, используется не только в декоративных, но и в лечебных целях.

Знаете ли вы?Барвинок малый – наиболее известный и популярный вид барвинка, именно о нем сложены многочисленные легенды и притчи, именно он является героем фольклора и неизменным участником различных украинских обрядов.

Барвинковый цвет Барвинок малый очень широко используется в медицине – как традиционной, так и народной. Препараты на основе этого растения применяются как сосудорасширяющее, седативное, противомикробное, успокаивающее, кровоостанавливающее и вяжущее средство. Используются содержащиеся в растении вещества для лечения гипертонических заболеваний, тахикардии, спазма сосудов головного мозга, различных видов неврозов и других заболеваний нервной системы и психики, вплоть до депрессивных состояний и шизофрении.

Лекарственные средства с барвинком эффективны при различных отоларингических и глазных болезнях, особенно вызванных инфекциями и расстройством кровообращения. Селекционеры вывели несколько разновидностей малого барвинка, среди которых наиболее известны:

  • Alboplena, отличающееся белыми мелкими цветками, махровыми по структуре;
  • Argenteo-variegata – растение с очень красивыми крупными листьями ярко-зеленого цвета с бежево-белоснежными вкраплениями и синими цветами, растущими в соцветиях;
  • Atropurpurea – барвинок с очень яркими пурпурно-красными цветами;
  • Emily – белые цветы;
  • Bowles’ Variety. отличающийся особенно длительным периодом цветения и насыщенным цветом цветков.

Барвинок большой (Vinca major)

Большой барвинок гораздо менее известен, чем его «малый собрат», хотя не менее симпатичен. Барвинковый цвет Это более крупный полукустарник, встречающийся в Евразии и Северной Африке, растет как в дикой природе, так и в окультуренном виде.

Листья большого барвинка длиннее и шире, чем у малого, форму имеют похожую на сердечко. Если у малого барвинка они глянцевые, то у большого – матовые. Цветы имеют сиреневый оттенок и более крупные.

Барвинок большой также стелется тонкими стеблями и укореняется в узлах, образуя плотное покрытие (впрочем, растет этот вид барвинка довольно медленно).

В целом растение достаточно теневыносливо, но может расти и в солнечных местах. Гораздо больше большой барвинок прихотлив к достатку влаги и плодородности почвы.

Наиболее интересным сортом большого барвинка является Vinca major Variegata, в 2002 году удостоенный премии Королевского садоводческого общества Великобритании Award of Garden Merit. Он известен отсутствием цветов и пестрыми листьями яйцевидной формы, украшенными белыми вкраплениями и каймой, причем иногда встречаются полностью белые листочки.

Этот подвид не образует коврового покрытия и меньше похож на куст.

Барвинок опушенный (Vinca pubescens)

Этот вид барвинка чаще всего встречается во влажных лесистых районах Кавказа и, в отличие от двух предыдущих разновидностей, садоводами практически не культивируется. Как и описываемые ранее сорта, растение способно расстилаться плотным ковром на довольно обширной территории. Цветы голубые, среднего размера, поднимающиеся на длинном стебле. Появляются в конце весны – начале лета, общий период цветения – 25-30 дней. Барвинковый цвет Барвинок опушенный плохо переносит морозы и на зиму сбрасывает листву. Нуждается в укрытии от заморозков.

Барвинок травянистый (Vinca herbacea)

В отличие от большого и малого барвинка, этот вид не является кустарником, хотя его стебли тоже способны стелиться по земле либо приподниматься над ней. Имеет 2 вида листьев: снизу – круглые или яйцевидные, сверху – продолговатые, заостренные, покрытые по краям шероховатым пушком. Цветет в конце весны – начале лета мелкими сине-фиолетовыми цветами, лепестки острые.

Травянистый барвинок встречается в Украине и на Кавказе. Как и малый барвинок, это растение содержит большое количество алкалоидов, способствующих снижению кровяного давления. Применяется в медицине, показало неплохой эффект при лечении язвы желудка. Барвинковый цветВажно!Травянистый барвинок содержит сердечный яд, способный, подобно яду кураре, блокировать передачу нервного импульса от двигательных нервов к мышцам и расслаблять скелетную мускулатуру. Поэтому обращаться с растением следует с величайшей осторожностью.

Так же, как барвинок опушенный, этот сорт плохо переносит морозы, поэтому зимой часто погибает.

Барвинок розовый (Vinca rosea)

Родиной барвинка розового, более известного под названием Катарантус, считается остров Мадагаскар. Растет также в Индии, Индокитае, на Филиппинских островах, Кубе и в других экзотических уголках мира.

В советский период начал культивироваться в Грузии, Казахстане и Кубани.

Это очень красивый вечнозеленый полукустарник с прямостоячими стеблями до 60 см в высоту. Некрупные цветы розовых (от бледных до ярких), реже — белых оттенков располагаются в пазухах верхних листьев. Барвинковый цвет В результате селекции нескольких сортов розового барвинка выведены такие гибриды, как:

  • Grape Cooler, цветы которого имеют фиолетовый цвет с розовым глазком,
  • Peppermint Cooler – красный глазок на фоне белого цветка,
  • First Kiss – целая серия сортов, насчитывающая более дюжины различных оттенков.

Эти и многие другие виды розового барвинка отличаются высокой выносливостью, большим количеством цветов и самыми разнообразными их оттенками, что неоднократно отмечалось различными премиями, которыми эти растения были удостоены на многих международных конкурсах.

Знаете ли вы?Розовый барвинок, так же как и его малый «сородич» обладает подтвержденными свойствами отрицательно воздействовать на раковые клетки, в связи с чем на его основе изготавливают различные противоопухолевые препараты.

Барвинок в дикой природе представлен десятком различных сортов, однако наибольшего разнообразия форм, расцветок, условий произрастания, периода и продолжительности цветения это растение достигло все же благодаря многолетним усилиям селекционеров.

Была ли эта статья полезна?
Да Нет

Барвинок цветок. Описание, особенности, виды и уход за барвинком

Барвинок — магия и красота жизнестойкости

Удивительными качествами наделила природа растение барвинок. Его свойства окутаны ореолом недоброй славы, что совершенно не соответствует радующему глаз зеленому кустарнику с цветами небесных оттенков.

Мрачные народные названия: могильник, ноюшка, гроб-трава, фиалка мертвецов, око дьявола, — только притягивают интерес к растению, вошедшему в легенды и предания.

Барвинковый цвет

Описание и особенности барвинка

В переводе с латинского название барвинок означает «вьющийся», это полностью соответствует внешнему виду листопадного полукурстарника или многолетней травы. стелющейся по поверхности почвы.

Ветвистая яркая зелень радует блестящими кожистыми листиками, словно лакированными сверху. Укоренившиеся стебли образуют плотный ковер. Цветки барвинка оригинальной формы небольшого диаметра в 2-3 см. Пятилепестковая цветочная чаша с острыми маленькими зубчиками, как правило, синего окраса или его оттенков.

Изящное растение совершенно не капризно, может произрастать в любом месте. Простота ветвистого кустарника связана с огромной жизненной силой. В глубокой тени и на солнцепеке, в едва оттаявшей почве, под снегом, можно увидеть яркую зелень барвинка. Срезанные цветы сохраняют свежесть до 20 дней. Даже вставленная в землю отломленная веточка быстро приживается и пускает корни.

Барвинковый цвет

Объяснение «темной силы» растения связано с верой в вечную силу любви и преданности. Поэтому барвинок высаживали на могилы, где он выживал даже без простейшего ухода.

Кельтские народы носили веточки барвинка с собой, считая его оберегом, верили в его магическую силу, вплетали в венки как символ защиты от нечисти, вешали над входом в жилище, чтобы не впускать злой дух.

Согласно славянским традициям, незамужние девушки украшали себя цветками барвинка на праздник Ивана Купалы. По верованиям, съеденные листочки растения двумя любящими людьми соединяли их, оберегали обоюдную верность до конца дней. Считали, что веточки барвинка под подушкой маленького ребенка защитят его от всех злых сил мира.

Барвинковый цвет

Трава барвинок издавна распространена в Европе, Азии, Северной Африке. Цветение растения начинается с апреля и продолжается до сентября. Они первыми появляются из-под снега и последними держатся до осенних холодов, благодаря выносливости, морозостойкости.

Из лесов растение перенесли в парки, сады, в домашние условия произрастания. После суровой природной среды содержание с минимальным уходом человека для кустарничка просто сказочно.

Издавна известны лечебные свойства барвинка. Отзывы людей о лечении диареи, чахотки, цинги, зубной боли накапливались десятилетиями. В современной фармакологии растение применяют в изготовлении противоопухолевых лекарственных средств, жизненно важных для человека.

Посадка и размножение барвинка

Почву для посадки растения не нужно специально подбирать, но выращивание барвинка проходит быстрее и активнее на плодородных, дренированных участках. Любимые садовые места – на приствольной территории груш, яблонь. вишен.

Барвинковый цвет

Следует учесть, что в хороших условиях кустарник захватывает территории, расселяясь за сезон до 7 м². Если нужно замаскировать небольшие поверхности или закрыть зеленью ограждение, то посадка барвинок превосходно выполнит эту задачу.

Освещение может быть любым, но слегка затененные места предпочтительны. Зеленый ковер расстелется по участку, соперничая за территорию с соседними насаждениями.

Посадку барвинка в грунт проводят ранней осенью или весной. Обычно откапывают часть разросшихся летом растений и переносят на другой участок. Деление куста черенкованием проходит безболезненно. Высаживают рассаду барвинок на расстоянии между черенками до 30 см. В зиму молодые посадки рекомендуется накрывать листьями.

Даже если пригнуть веточку до земли, она даст корни, настолько надежно и устойчиво это растение. Семена барвинка не являются дефицитом, их часто используют для выращивания комнатного барвинка. Посадка заключается в создании бороздок на поверхности земли, углублении семян на 1 см, небольшом поливе.

Барвинковый цвет

На садовых участках барвинки отзываются активным ростом на подкормку удобрениями. Наградой будет пышной и яркое цветение голубыми звездочками. Подойдут к применению все органические, минеральные удобрения. традиционные в использовании компост, перегной. Весенние заморозки испытывают на прочность растение. Чтобы поддержать его силы, по осени утепляют растения, засыпая сверху слоем листьев.

Поливать барвинок не обязательно. Ему достаточно естественной влажности среды. Поддержка нужна только в условиях продолжительной засухи. Когда цветение завершается, стебли подстригают.

Черенки пригодятся для пересадки при необходимости. Срезанные веточки можно не выбрасывать, а поставить в вазу. Свежесть зелени сохранится в течение 2-3 недель.

Барвинковый цвет

Виды и сорта барвинка

Известно более 10 видов барвинка. В природных условиях он произрастает на Кавказе, юго-западе России, в прибалтийских странах, в Белоруссии, на территории центральной и западной Европы. Выращивание в домашних условиях связано с потерей определенных свойств, в частности, морозостойкости.

Барвинковый цвет

Цветоводами выделены два основных вида растения. наиболее распространенных:

Барвинок малый. Название говорит о признаках кустарника: высота не превышает 25 см, а цветы небольшого размера, в диаметре до 4 см. Его применение как почвокровного растения подходит любителям горок. Кожистые листочки сохраняются в зиму. Отмирание листвы проходит медленно, поэтому зеленый покров образуется без проплешин. Выносит вытаптывание. Хороший уход дает двойное цветение за сезон: в июне и августе. Цветки могут отличаться по окрасу: белые, розоватые, красные. Листочки тоже бывают разными: серебристыми, с желтой окантовкой или пестринами.

Народная медицина предписывает использование малого барвинка для мочегонных целей и как кровеостанавливающий препарат.

Барвинковый цвет

Барвинок большой. Поднимается над грунтом на 50 см, иногда до 1 м, и стелется плетями, укореняющимися по всей длине. Крупные листья, достигающие в длину 8 см, обрамлены ресничками. Цвет барвинка особого голубого оттенка. Его французы называют перванш. Цветоносы поднимаются на высоту до 40 см. Большой барвинок образует сплошное кудрявое покрытие, которое прикрывают в зиму лапником. Селекционеры вывели сорта с беловатыми и желтыми листьями.

Кроме двух основных разновидностей барвинка выделяют популярные:

Барвинковый цвет

Барвинок опушенный. На западном Кавказе встречаются дикие растения этого вида. Отличается продолжительным цветением в течение месяца. Осенью сбрасывает листья;

Барвинок травянистый. Произрастает в Крыму, на Европейской равнине. Стелющиеся побеги предпочитают сухие почвы с хорошим освещением. Небольшие твердые листья глубокого зеленого окраса. Небольшие цветы появляются к середине июня. Не переносит избыточной влажности почвы;

Розовый барвинок. Вечнозеленый кустарник с прямостойкими стеблями, высотой до 50-60 см. Большие, до 7 см длиной, листья отличаются белой прожилкой посередине. Розовые цветки радуют до поздней осени. Появление и развитие этого вида стало возможным благодаря селекционной работе американских ученых.

Барвинковый цвет

Работа над новыми разновидностями барвинка увлекает многих цветоводов, работающих над вариантами окраса и произрастания кустарника.

Болезни и вредители барвинка

Неприхотливому кустарничку требуется совсем незначительный уход. Барвинок устойчивый к заболеваниям. На плотно покрытой почве нет места даже сорнякам. Посягнуть на красоту покрова может иногда тля, облюбовавшая молодую зелень.

Излишняя влажность бывает причиной грибковых проявлений: мучнистой росы или ржавчины. Избавиться можно путем опрыскивания фунгицидами. Устойчивый к вредителям, барвинок сам борется с опасными болезнями.

Благодаря наличию в цветах активного элемента алкалоида, создаются препараты для лечения онкологических процессов, иммунодепрессанты. Лечебные свойства барвинка проявляются в способности блокировать бесконтрольный процесс деления клеток.

Барвинковый цвет

Цветоводы, знающие таинственную историю растения, его качества и особенности, непременно стараются купить барвинок для посадки на участке или комнатного разведения. С ним очень любят работать ландшафтные дизайнеры.

Магическая сила растения кроется в его неприхотливости, жизнестойкости и полезности человеку не только на садово-парковых участках, но и укреплении его душевного и физического здоровья.

Цвет дня: Перванш (барвинок)

Перванш (французское названия барвинка) или цвет барвинка — это один из оттенков голубого цвета, а точнее, бледно-голубой цвет с сиреневым оттенком. Цвет получил своё название в честь одноименного цветка. Этот цвет имеет уникальное свойство: несмотря на то, что он принадлежит к спектру холодных оттенков, барвинок обладает внутренней теплотой и смотрится более приветливо, чем просто голубой цвет. Идеальный цвет для гостиной.

Барвинковый цвет

ПЕТРО ИНГУЛЬСКИЙ БАРВИНКОВЫЙ ЦВЕТ

Барвинковый цвет

Барвинок стелется низко. Не только корнями, а и стебельками, каждым листочком цепляется за землю. Он не гнется, а только шелестит под ветром; не вянет под солнцем, не боится грозовых ливней; его ростки не подвластны лютым морозам.

Барвинковый цвет — это свежие росы, щемяще падающие на сердца людей, это широко раскрытые синие глаза, проникающие в душу человека.

Я часто бывал в Трудоваче на Львовщине, с благоговением останавливался возле обелиска в центре села, и каждый раз на меня смотрели, ко мне обращались синие очи — барвинковый цвет.

«Расскажи о нас людям… Расскажи о нас нынешним комсомольцам, тем, кто водит комбайны, возводит новые здания, учит детей… У нас также были бы дети, может и мы провожали бы сыновей в армию, а дочерей готовили б к венцу… Прошумели над Трудовачем двадцать лет, а нам тогда не всем еще было по двадцать… Пойми нас правильно, товарищ-брат… Не слава нам нужна. Мы хотим всегда быть вместе с вами, жить в ваших сердцах, ваших делах. Мы — это не только шестерка трудовацких комсомольцев. Мы — это те, чьи имена высечены на обелисках возле сельских Советов, Дворцов культуры, школ…

Те, кто кровью своей окропили ростки новой жизни на западноукраинских землях…

Расскажи, друг, грядущим поколениям, почему мы, сыновья и дочери украинского народа, от деда-прадеда пахари и строители, влюбленные в труд и песню, вынуждены были взяться за оружие даже тогда, когда лютый враг был растоптан в своей собственной берлоге и на Красной площади в Москве, к ногам победителей упали знамена разбитых фашистских полчищ. В нас, комсомольцев второй половины сороковых годов, целились враги с чердаков кулацких хат, лесных тайников, колоколен церквей, целились в то время, когда над миром поднимали зеленые паруса первые послевоенные весны, когда буйно цвели сады, а в рощах влюбленно заливались соловьи.

В песню любви целились бандеровские головорезы.

Барвинок не вытолочь, не искоренить потому, что он стелется низко, каждым листочком, стебельком своим врос в родную землю. Барвинок не гнется, а только шелестит на ветру; не боится грозовых ливней; его зелень не подвластна даже лютым морозам…

Расскажи, товарищ-друг, тем, кто не умеет или не хочет находить романтику в буднях, о барвинковой юности — о комсомольцах второй половины сороковых годов, обо всех нас — живых и мертвых, тех, кого народ любовно назвал «ястребками», младших братьях «чоновцев» — сыновьях и дочерях славного и честного чекистского рода.

Рассказываю, как знаю, как умею. По крайней мере, хоть об одном из гордой стаи «ястребков».

В Красне, в то время районный центр, я приехал поздно вечером. Еще на перроне убедил начальника Львовского вокзала, что график выхода газеты не всегда совпадает с графиком движения поездов, и он посадил меня на служебную дрезину, следующую в нужном направлении. Видавшая виды солдатская шинель и кирзовые сапоги надежно защищали меня от декабрьской стужи. В райкоме партии я застал только одного работника, допоздна засидевшегося над бумагами.

— Где можно переночевать? — спросил я его после того, как рассказал о цели своего приезда.

— Как это где? — удивился работник райкома, молодой энергичный товарищ в полушубке, туго подпоясанном армейским ремнем, и в шапке-ушанке, сбитой на затылок.

— Известное дело, у меня. У меня останавливаются почти все приезжие из областного центра. Секретарь райкома не имеет таких удобств… да и ночует он так, что и места не нагреет.

Не знаю, как другим «приезжим из областного центра», а мне «удобства» гостеприимного, хлебосольного райкомовца запомнились надолго. Кое-как поужинав, хозяин снял полушубок и начал влазить в спальный мешок, мне же предложил другой, резервный…

— Влезайте, не стесняйтесь… Шинель подложите под голову, а мешок застегните, — сказал и исчез. — Топливо у нас условное, — слышалась из мешка его шутка.

Признаться, мне было не до шуток. Может быть, потому, что мешка едва хватало до подмышек, а может быть, от непривычки, от того, что мешок лишил меня единственного, что согревало, — движения. Я промерз до костей… Примерно через час выскочил из «удобств», словно инеем покрылся. Снова набросил на себя шинель и уже не только не ложился, но и не присаживался до самого утра. Ходил и ходил — наверное, «отмерил» расстояние от Львова до Красне и обратно.

Не знаю, где и как ночевал тогда секретарь райкома партии Петр Васильевич Земляной. Рано утром я встретил его в просторном кабинете с разрисованными морозом окнами. Худощавый, резкий в движениях, Петр Васильевич долго ходил по комнате, затем присел рядом, доверчиво заглянул мне в глаза.

— Спрашиваете, как проходит хлебозаготовка? Очень туго приходится… Там, где колхозы, — легче. А вообще, и с колхозами дело продвигается медленно. Бандиты в селах пытаются верховодить, запугивают людей. Я тут с августа сорок четвертого работаю, не знаю покоя ни днем, ни ночью… Бродят в лесах остатки разбитой Советской Армией под Бродами дивизии СС «Галичина». Ежедневно — жертвы. Убивают председателей сельсоветов, коммунистов, комсомольцев, бросают в колодцы трупы детей, женщин, стариков… Подыхая, люто кусается гадина… Коммунистов в селах еще мало, опираемся на комсомольцев, молодежь… Вот и в Трудоваче удалось создать одну из первых в районе комсомольскую организацию. Может, слышали, на областном партактиве ставили ее в пример? Боевая, работоспособная, к хорошему будущему стремится. Самооборону организовали, в колхоз людей готовят. Там такой вожак появился! Владимир Иванюк. Далеко парень пойдет, честное слово. Владиком его зовут в Трудоваче. Может, знаете?

Нет, к сожалению, я не знал Владика Иванюка. А Петр Васильевич слишком скуп на слова и ничего не рассказал мне о трудном пути галицкого юноши.

Весной сорок пятого года, не простившись с товарищами, умчался Владик во Львов.

— Хочу учиться и работать… — заверял он одного из руководителей школы ФЗУ.

— А по селу скучать не будешь? — спросил тот для порядка, торопливо просматривая поданные Иванюком документы.

— Кто его знает… Соскучусь — съезжу. Полтора часа — и дома.

Однако домой Владика не тянуло. В шумном обществе сверстников, будущих строителей, быстро мелькали дни, недели, месяцы… Юношу хвалил мастер, уважали товарищи. После занятий Владимир подолгу засиживался в библиотеке. Он знал наизусть много стихотворений Шевченко, Франко, читал и перечитывал «Как закалялась сталь». Высокий Замок стал для него любимым местом отдыха. Отсюда хорошо было видно, как на пустырях и пожарищах поднимаются корпуса новостроек, прихорашиваются улицы, тянутся к солнцу деревья… «Стану электросварщиком, — мечтал Владимир, — на всех конструкциях буду ставить свои инициалы. Знай наших… А еще буду сажать деревья, везде, где буду работать. Минут годы, возьму с собой сына или дочь и поведу их по своим дорогам. Вот эта черешенка посажена мной после окончания института. Эта яблоня зацвела, когда женился. Этот дуб привезли с Карпат в день рождения сына».

Долго, красиво хотел жить Владимир Иванюк. Где-то за развалинами дома, в гуще парка, всполошилась кукушка: «Ку-ку! Ку-ку!» Почти до пятидесяти досчитал Володя и перестал. Это только подтверждение длительности жизни, а не ее содержание. О начале своего жизненного пути Владимир думал с горечью. Мучила совесть. Как и чем оправдает он то, что было.

Володю затянули в лес «повстанцы», когда еще шла война. Немаков, швабов, мол, будем бить. Украина должна стать самостийной… Именно теперь надо об этом думать, пробуждать национальную сознательность у людей!

Юноше с романтическим характерам импонировала таинственность лесных укрытий, конспиративность, пароли, псевдо. Только несколько настораживали указания: «Помни — ты украинец». «Ты украинец, должен терпеть». «Ты украинец, будешь все иметь».

Что же он узнал? Чего добился?

Оуновцы, как пауки, втягивали в свои сети несчастную жертву. Сначала невинное поручение: узнать, как трудовачцы, ну, к примеру, соседи, встречают воинов Советской Армии, о чем беседуют с солдатами, чем интересуются. Потом — что говорил секретарь райкома партии, приехавший в Трудовач? Кто его охранял? Собираются ли организовать в селе колхоз?

На акции Владика не брали. Очевидно, не понравилось поведение парнишки руководителю «надрайонного провода» Голубу, который заставлял деда Гаврилу пить деготь, чтоб впредь не угощал «советов» водой из колодца. Интересно, что бы сделал Голубь, ежели б дознался, что дед Гаврила бывало сам не съест, а их, соседских ребятишек, непременно угостит медом из собственного улья.

«А ведь он тоже украинец», — глядя на дедовы муки, думал Володя.

— Перевертень, московский прислужник! — процедил сквозь гнилые желтые зубы Голубь и ударил деда наотмашь.

Володя твердо решил вырваться из-под опеки «надрайонного руководителя». Но как он появится в Трудоваче?

Получив очередное задание, Владимир украдкой направился к селу. Каждый раз он выбирался из лесных дебрей разными дорогами. Сейчас тропа вела через кладбище. Присел отдохнуть, собраться с мыслями. Нечаянно глянул на свежую могилу. Знал: тут недавно захоронили останки воинов Советской Армии, погибших от фашистской бомбы. «Фирсов, Асанбаев, Гоголадзе» — прочитал он на фанерной дощечке. За освобождение его родного села от коричневой нечисти отдали свои жизни вот эти воины — сыновья всех народов.

Когда сумерки окутали село, Владимир осторожно подошел к угловому окну своей хаты, легонько, словно кошка, стал скрестись о стекло. На суровое отцовское — «кто?» — шепотом ответил:

— Я, Владик… не узнаете?

Свет ночника дрожал то ли от сквозняка, подувшего из сеношных дверей, то ли от подрагивания руки Дмитрия Андреевича — отца Владика.

— Чего притаился? — не поздоровавшись, грозно спросил отец. — Кто людскую кровь понюхал, людоедом становится. Прочь со двора! Ты опозорил наш честный хлеборобский род. Мать, родившую тебя, люди прокляли… Иди к ним, к людям, проси прощения. У меня больше нет сына! Нет.

Несказанной болью обожгли сердце отцовские слезы. Ночник выпал из его дрожащих рук, тьма заслонила глаза отца и сына.

Владимир отшатнулся от родного порога, поднял воротник, насунул на лицо фуражку. Что-то терпкое подкатилось к горлу, мешало говорить, дышать, думать… Только протяжное материнское — «Сыночек мой, несчастье мое…» — донеслось из темного угла хаты.

Это тебе, Владимир, совет и напутствие в юной жизни!

Это тебе, Владимир, отцовское благословение!

Это тебе «пробуждение национальной сознательности»!

За поворотом остановился, осмотрелся. Лес, подступавший к селу, пугал Владимира не только темнотой. Вершины деревьев на фоне темно-синего неба напоминали оскал зубов «надпроводника». В ушах все еще стояли суровые отцовские слова: «Кто людской крови понюхал, людоедом становится». Нет, туда Владимир не сделает и шага… Убьют… Замучают… Ведь то голубовское — «перевертень», «московский прислужник» — было сказано не столько для деда Гаврилы, сколько для него, Владимира. Он понял это. Назад, домой! Упасть на колени… просить… Пообещать искупить вину, принести в село голову «надрайонного» Голуба… «Сыночек мой, несчастье мое. » — мама поймет, простит… А отец? Его крутой характер Владимир знает хорошо. Сказал — отрубил…

На горизонте замигали огоньки… Нет, это не облава. Послышался гудок: «Ту-да. ту-да. »

Владимир не колеблясь пошел в манящую даль майского рассвета.

На станции бросил в почтовый ящик коротенькую записочку секретарю райкома партии:

«Уважаемый тов. Земляной! Дорогой Петр Васильевич! Отец мой родной! Берегитесь… Охраняйте комсомольского секретаря Михаила Кухту, инструктора Олю Головань, заместителя начальника райотдела госбезопасности Тимофея Антюфеева. Эсбисты вынесли вам смертный приговор».

Не подписался. Не поверят! Возможно, письмо вызовет удивление, может быть, их кто-нибудь уже предупредил? Владимир поступил, как подсказывала совесть. Он давно с любовью тянулся к Петру Васильевичу.

«Где он сейчас, хлопотливый, преждевременно поседевший товарищ Земляной? — подумал Владимир, возвращаясь из очередной прогулки по Высокому Замку. — Может, сидит сейчас в низенькой, покосившейся от времени, продуваемой ветрами хате, на околице Трудовача и вместе с секретарем сельского Совета думает думу?» Дошли до Владимира слухи, что в селе создана инициативная группа для организации колхоза. Подали заявления Дмитрий Болюбаш, Дмитрий Дикало, Павел Мокрый, Екатерина Болюбаш, Анна Мокрая… Хорошие люди — смелые, трудолюбивые, крепкие. Поняли они, что в колхозе — большая сила. От такой силы и схроны взлетят в воздух, как от взрывчатки.

Секретарь сельсовета — отец Владимира. Секретарь райкома никогда не упустит случая посоветоваться с ним. Мыслителями, сельскими философами величает Земляной отцовых ровесников-единомышленников.

На высокое и почетное звание мыслителя, сельского философа Володя не претендовал. «А отцовским сыном, его единомышленником все-таки стану, плечом к плечу буду шагать с ним по жизни, неотступно идти по его стопам», — с такими думами парнишка почти на ходу вскочил в вагон «двенадцатки».

От яркого света прищурил глаза. А когда вновь открыл, увидел беззаботную, веселую стайку девчат. Они о чем-то переговаривались, громко смеялись. Приветливыми казались и остальные пассажиры трамвая. «А те, в лесу, позарывались в норы, как кроты. Скоро ослепнут… Сами света-солнца не видят и людям его заслоняют. Уже пора честным людям без страха ходить в лес за грибами, по ягоды…» Мысли Владимира оборвал голос кондукторши:

— Улица Суворова. Приехали…

До общежития рукой подать. Владимир приоткрыл широкие двери, проскочил коридор и тотчас же услышал голос дежурной, розовощекой смуглянки:

— Товарищ Иванюк! Танцуйте… Вам письмо…

— Когда-нибудь вместе потанцуем. Вот только экзамены сдадим. Согласны? — взял из рук девушки письмо, а когда отходил от нее, вспомнил, как шутили ребята-«ремесленники», знакомясь с ним на одной из перемен: «Ох и будут за тобой бегать наши девчонки». — «А у меня первый разряд по бегу, не догонят…» — на шутку шуткой отвечал Володя.

…И вот он один в комнате. Ребята куда-то ушли. В клубе сегодня демонстрируется «Чапаев». Владимир видел этот фильм.

Из репродуктора слышался тихий грустный голос:

Під явором спочивала, під явором спочивала,

Із явора листя рвала…

— Не рви, мамо, листя мого, не рви, мамо, листя мого,

Ти ж прокляла сина свого…

Песня напомнила о только что полученном письме. «Наверное, от матери… А я, как тот отщепенец…» — с болью и укором подумал о себе Владимир и разорвал конверт.

«…Осиротели мы теперь, сынок… Отца закатовали ироды, все выспрашивали о тебе… Будто убежал ты с поля боя. Предателя, дезертира, продажную шкуру, говорили, выплодил. Отец зубы стиснул, ничего им не сказал… А товарищу Земляному хорошее о тебе говорил. Верил, что с чистой совестью возвратишься ты в родной дом».

Слез не было на светло-серых глазах Владимира. Только что-то терпкое, как недоспелая груша, подкатилось к горлу.

А из репродуктора слышался тот самый грустный голос:

Іди, синку, додомоньку, іди, синку, додомоньку…

Я ж зсушила головоньку…

Кабинет секретаря райкома в те дни напоминал штаб войсковой части. Там, где теперь висят карты грунтов, диаграммы роста урожайности в колхозах, висели, прикрытые шторами, топографические карты. На них почти ежедневно изменялись направления красных, синих и зеленых стрел, кое-где они перекрещивались. Немало на картах синих кружочков — это обнаруженные «схроны». Теперь во всех углах кабинета первого секретаря красовались экспонаты самого лучшего в районе льна, наиболее урожайной пшеницы, отборнейших помидор, а в сорок пятом — стояли вороненые автоматы, в ящиках лежали гранаты, а на подоконниках — пулеметные ленты…

Владимир сидел перед широким столом, а секретарь поднялся и начал ходить по кабинету. Хотя на улице стояла по-осеннему теплая погода, Петр Васильевич был в сапогах и в куртке военного образца. Наверное, только что возвратился с поля, с косовицы, а может, подавал снопы в барабан молотилки.

— Так это ты, говоришь, прислал записку в мае? — Остановился перед юношей, спрятав руки за спину, под куртку. — Спасибо. И все же… — печаль пересекла лоб несколькими морщинами, — не удалось уберечь многих товарищей. Погибли от рук подлых бандеровцев работники государственной безопасности и райкома партии товарищи Глузда, Панив, Роспонин, Штахетив, Биленко… В Трудоваче уже нет в живых председателя сельсовета Степана Якубовского, председателя потребительской кооперации Степана Поленяка. А вот совсем недавно… — Петр Васильевич замолчал, подыскивая нужное слово.

— Об отце я знаю… Все знаю… Потому и возвратился. Если верите… — Владимир встал со стула, поправил пояс, вытянулся, — дайте оружие. Кровь за кровь! Они хотели воспитать во мне националистические чувства, а пробудили классовое сознание. С кулаками и поповичами мне не по пути, к какой бы национальности они ни принадлежали. Я ведь мечтал — выучусь на электросварщика, огнем электродов буду расписываться на металлических конструкциях. А выходит, нужен автоматный огонь… Только поверьте. — Володя старался заглянуть прямо в душу Земляного. — Не подведу. Не бойтесь!

— Верю и ничего не боюсь… — Петр Васильевич подошел к нему вплотную, положил обе руки на плечи, слегка притянул паренька к себе. — Верю, как родному сыну. Хотя возможно для тебя это и неубедительно, ведь отец тебе не верил…

— Нет, верил, я знаю… Горячий он у меня был, решительный…

— В тебя пошел, — усмехнулся Петр Васильевич. — Ну, ладно… — Подошел к столу, снял телефонную трубку. — Попросите товарища Антюфеева, чтобы зашел ко мне… — А потом опять к Владимиру: — Ну как, понравился Львов?

Не успел Владимир высказать свое восхищение городом, который бурлит, отстраивается, становится краше с каждым днем, как на пороге кабинета словно вырос молодой смуглолицый офицер в форме капитана органов государственной безопасности.

— Вот, — показал Земляной на Володю, — твое и наше пополнение. Надежное. Прошу любить и жаловать: с вашего позволения, боец истребительного отряда Владимир Дмитриевич Иванюк, двадцать шестого года рождения, украинец, образование начальное… Пока не комсомолец. А вообще, — Земляной сменил шутливый тон на серьезный, и, уже обращаясь только к Владимиру, добавил: — Нужно крепко браться за дело. Я был в Трудоваче с секретарем райкома комсомола Михаилом Кухтой, откровенно разговаривали с молодежью… Есть хорошие, очень хорошие хлопцы и девчата. Например, Василий и Дмитрий Болюбаши, Григорий Гаврылив, Андрей Якубовский…

Иванюк знал всех этих ребят, дружил с ними и разделял мнение Петра Васильевича. Только вот как встретят они его в селе? Поверят ли, а может, примут за провокатора?

Из раздумья парня вывел бодрый голос секретаря:

— Хватит на первый раз… Чтобы не испортить кутю медом. Надо, — обратился он к капитану, — накормить парня, дать отоспаться вдоволь… А то ему, наверное, так есть хочется, что аж переночевать негде…

— Переспать-то где найдется, а вот… — капитан чуточку смутился. — А вот насчет поесть…

— Чего-то поищем… Щи да каша — пища наша. Так, кажется, говорят солдаты?

…До зори горел свет в кабинете заместителя начальника райотделения госбезопасности. Над картой склонились две головы: одна с большими залысинами, светловолосая, а другая курчавая и черная как смола.

— Я знаю псевдо нескольких верховодов… Знаю пароль. На карте могу показать некоторые схроны. Давайте завтра двинем на Гологоры, — страстно говорил Владимир. — Там и Волк, и Синица, и Граб.

Капитан слушал возбужденного юношу, смотрел в его усталые глаза и мысленно повторял слова поэта: «Гвозди бы делать из этих людей…»

Не преждевременной и не завышенной ли была такая характеристика? Нет, капитан очень редко ошибался. Верить людям, советоваться с ними, опираться на них — таков закон у чекистов. Это вообще. А в данном, конкретном случае Антюфеев полностью полагался на партийную принципиальность, педагогический такт и отеческие чувства Петра Васильевича Земляного.

Не разочаровала, не вызвала сомнений и первая операция. Она была хорошо продумана, организована, хотя и не принесла желаемых результатов. Знакомой тропой провел Иванюк бойцов истребительного отряда на опушку леса под Гологорами. Одной группе капитан приказал замаскироваться возле гнилого пня, а другой — за кустом терна. Иванюк громко крикнул в подземелье:

— Бросайте оружие! Вы окружены! Вылезайте!

Владимир представил себе Голуба с выщербленными желтыми клыками, за которые можно было взяться руками, как за угол назымка.

Но подземелье глухо молчало.

— Разрешите, — обратился Иванюк к капитану, — угостить их «лимонкой»! — Не дождавшись ответа, он заколебался. «А может, там после пыток лежит дед Гаврила или кто-то другой? Может, они и на мамину жизнь замахнулись? — Владимир еле сдвинул тщательно замаскированную пеньком массивную крышку схрона и еще раз крикнул: — Друже надпровидник! Что вы давно ослепли — я хорошо знаю. Но вы же не оглохли! Может, вас навестить?

Капитан был недоволен тоном, каким Иванюк обращался к бандитам, и готовностью «нырнуть» в схрон. Только после профилактического «олимонивания» жилища «друга надпроводника» Антюфеев разрешил Иванюку спуститься туда.

Володя рыскал по всем закоулкам, но ничего, кроме нескольких грязных листовок, не нашел.

— Смазали пятки, — отряхиваясь доложил «ястребок». — И совсем недавно. Еще смрад слышен.

— Это же от гранаты.

— Не говорите, — возразил он капитану. — Я хорошо отличаю, где гранаты, а где…

В тот день капитан Антюфеев имел серьезный разговор с Иванюком.

— Храбрость в нашем деле необходима. Но это не единственное качество чекиста. Нужно иметь горячее сердце и холодный ум. Да еще помнить народную мудрость, которая твердит, что один в поле не воин. Одиночками, обреченными, загнанными, как звери, являются наши враги, националистическое охвостье. Мы же — народ, у которого силу правды никому не отнять… Помнишь, как сказано у Тычины. А сейчас собирайся домой в Трудовач. Подбери надежных хлопцев, о которых тебе говорил Земляной. Рассчитывай, товарищ Иванюк, на нашу всестороннюю поддержку…

В Трудовач Владимир не пошел. Хотелось повидаться с матерью. Она после трагической гибели отца вместе с тринадцатилетним Андрейкой пряталась в Вильшанице.

Бабушкину хату он отыщет с закрытыми глазами. Вдоль леса, левадой, а там через ручеек. Третья за церковью. Туда Володя вместе с родителями ходил в праздники, любил и сам навещать старушку, хранившую в памяти множество сказок, интересных былей и умевшую красиво их рассказать.

Как он теперь посмотрит в высохшие, словно полевой колодец, глаза бабуси? Что скажет матери «блудный сын»?

Мама… Какое святое и гордое слово! Мама — это тепло родной хаты, ласковая улыбка, запах свежего хлеба… Мама — это верность, добро, справедливость… Мама — это сила и искренность.

Не потому ли он торопился сейчас к матери, может, и ему не хватало сил, как мифическому Антею, потерявшему связь с землей?

Родной порог кажется низким, когда выходишь из хаты, и очень высоким, когда возвращаешься домой, да еще с тяжелой ношей на сердце.

— Владик, сыночек! — всплеснула руками мать, увидев его в рамке сенных дверей, словно на портрете. — Живой, здоровый, — оглядывала, гладила, как тогда, когда он был еще совсем малышом.

— А как вырос! — запрокинула голову бабуня, прищурив старческие глаза.

— Ну и мундир… — внимание Андрейки привлекли блестящие пуговицы на форменной куртке «ремесленника». — А это что? — только сейчас он заметил автомат, который Володя поставил возле шкафа.

— Это мне товарищ Земляной вручил. Чтобы сполна заплатил врагам за зло, которое они причинили нашему народу, за невинную кровь отца, за ваши горькие слезы, мамо…

Слезы, слезы… Ими в тот вечер были окроплены поцелуи, неприхотливые яства, которыми угощала мать своего сына. Даже слова отдавали соленой горечью.

Село Трудовач, Вильшаница (да разве только они?) были запуганы, залиты кровью. Какие-то «синицы», «круки», «голуби» (даже от человеческих имен отреклись), словно волки, рыщут по миру, переворачивая все вверх дном. Люди забыли дорогу в лес, который когда-то щедро угощал их грибами, ягодами, дичью, дарил цветы. Перед закатом солнца улицы немели, замирали. Сосед обходил соседа. Девушки преждевременно седели. Не слышно было, чтобы кто-либо справлял свадьбу.

Это были мамины слова, мамино горе, мамин страх.

На самом же деле село пробуждалось, задумывалось над тем, как отличить правду от кривды, белое от черного.

Рубаха обновляется, если с нее снять темное пятно, изба уютнее — когда в ней вспыхнет огонек…

Свет новой жизни в западноукраинских селах зажгли воины Советской Армии, возвратившиеся в родные дома после демобилизации, врачи и учителя, агрономы, зоотехники, прибывшие сюда из-за Збруча, и те немногие, кто с трудом здесь получил образование.

— Пора, мамо, собираться, — сказал Владимир, когда, казалось, все было переговорено и щедро полито слезами.

— В Трудовач, домой.

— Пусть они нас боятся.

— Нездоровится мне, возле бабушки легче… — Анна стеснялась признаться Владику, что ждет еще одного ребенка. «И за какие грехи бог меня наказал?!»

— Я, а не бабушка, должен о вас заботиться. И об Андрейке тоже. Забыли, что я теперь самый старший в семье? — старался говорить весело. — Должны подчиняться.

— Так-то оно так, но…

— Может, и тебе, сынок, уже хватит. Находился, наездился. Может, пересидишь на чердаке эту метелицу? А там… что людям будет, то и тебе…

Владимир нахмурился, стал словно взрослее.

— Этого, мама, я от вас не ожидал. Остановиться на полпути? Забыть об отце? Сами писали, что он верил в мое возвращение, гордился мной…

— А разве я не верю? Грудью своей прикрою, все сделаю для тебя… — сказала и начала собираться в дорогу.

Шли молча. Каждый думал о своем. Неожиданно за оврагом, будто из-под земли, вынырнул человек.

— Говорят, удача будет, если встретится в пути мужчина… — обронила мать и ласково взглянула на сынов.

— Всякое бывает… — Владимир завернул за куст бузины. — Вы, не оглядываясь, идите дальше, а я присяду. — И повторил: — Всякое может случиться.

«Удача», приблизившись, сразу же придралась:

— Где третий или третья? Я хорошо видел…

— Вон там, — оглянулась Анна Дмитриевна. — Ногу совсем растер… Переобувается…

— А вы, — свирепо глянул на женщину парубок в крагах и мазепинке, — большевистскую заразу разносите! — заложил пистолет за кожаный пояс, стал потрошить узелок с домашними пожитками.

— Где там, — вытряхивала и снова все укладывала Анна Дмитриевна. Укладывала, а сама незаметно посматривала в сторону, где притаился Владик. «Чего он ждет? Может, боится, чтобы нас пуля не задела? А что, если этот бандит выстрелит первым?»

Материнская тревога передалась сыну. Тот выждал, пока бандит, вывернувший карманы Андрейкиных штанов и пиджака, сделал несколько шагов в направлении куста, и разрядил в него автомат. Мать и Андрейка припали к земле раньше, чем свалился простреленный бандит. Тот уже мертвым сделал еще шаг в сторону куста, тяжело пошатнулся и рухнул.

Так открыл счет мести боец истребительного отряда Владимир Иванюк.

— Вы, мамо, правду сказали, что будет удача… — Владик поднял пистолет, выпавший из-за пояса бандита, старательно вытер его об полу куртки и передал брату. — Теперь нас двое вооруженных. Целый отряд…

Настоящий боевой отряд «ястребков» сформировался немного позднее, где-то в начале сорок шестого года, когда бывшие школьные товарищи Григорий Гаврылив и два брата — Василий и Дмитрий Болюбаши выяснили отношения с Владимиром.

— Не так страшен черт, как его малюют! — философствовал Григорий Гаврылив. — Я уже не одному рога скрутил. Увидят нас вместе — десятой дорогой будут обходить Трудовач. Но мы найдем их, подлецов, и на краю света.

Искали и находили.

На протяжении зимы в Метулинцах уничтожили Чалого, под Новоселкой был убит Барабан, под Вильшаницей — «ястребки» живьем захватили Волка.

Как-то из Золочева позвонили в Красне. Сообщили, что группа самообороны вспугнула шайку бандитов, которые собрались в селе Червоне на свою очередную черную раду.

— Встретьте их как следует! Мы ведем преследование.

— Есть встретить должным образом! — ответили из Красного.

Петр Васильевич Земляной знал, что милиция в полном составе выехала на «расчистку» Белокаменского леса; Гологоровскую группу чекистов срывать не решился — бандиты могут поджечь колхозную ферму, куда только что согнали весь общественный скот. «Поеду сам», — решил он. Через полчаса, преодолев на «газике» двадцатикилометровое расстояние до Трудовача, прихватил «ястребков» (ребята всегда были в боевой готовности) и поехал в направлении Золочева.

— Стоп! — приказал он шоферу недалеко от Буды Хливецкой. — Машину сдай вправо в кусты. Остальным окопаться и ждать команды!

«Ястребки» без единого звука принялись за работу. Они не спрашивали командира, почему тот решил именно здесь сделать засаду. Знает ли он, сколько врагов движется в их сторону? В конце концов, они рассчитывали только на свои силы.

— Гляди, как в лес торопятся «друзи проводники», — первым нестройную цепь беглецов обнаружил Иванюк. — Много их, видно, из всех «самостийных» дыр повылезало.

«Нас только пятеро», — подумал Земляной, а вслух сурово приказал:

— Не будем вести подсчеты! Приготовиться! Огонь открывать только по моей команде.

Передний из бандитов увидел в перелеске машину, круто взял влево. За ним, запыхавшись, торопились остальные, прямо на «ястребков». Оставалось пятьдесят, сорок, двадцать шагов…

— По изменникам Родины — огонь!

Семь бандитов упали замертво. Остальные залегли. Перестрелка продолжалась несколько часов.

— Собрать оружие! — приказал Земляной и показал туда, где валялись трупы.

Какой он суровый и решительный, товарищ Земляной. Запыленный, с мокрым чубом, Петр Васильевич совершенно не походил на того секретаря райкома, который искренне и сердечно умел беседовать с крестьянами, присаживаясь вместе с ними под копной в поле или на завалинке возле хаты. По давней привычке он сжимает руками колени, наклоняет голову. Секретарь никого не поучает, не читает нотаций, он всегда советуется, на людях сверяет свои думы.

Вот и сейчас, собрав «ястребков» на обочине, Петр Васильевич перевоплотился из военного в сугубо штатского. И разговор никак не походил на разбор боевой операции, скорее напоминал совет старшего товарища.

— Ты, Григорий, — обратился он к Гаврыливу, — слишком торопишься. Во время боя нужно думать не только о себе, но и о товарищах. Всегда чувствовать локоть товарища… А ты, товарищ Иванюк, рвешься поперед батька в пекло. Жизнь надо ценить и беречь, в будущем у нас еще очень много дел… А вообще, — это уже касалось всех, — действовали здорово! Молодцы! Только будьте осторожны.

Об этом наставлении Иванюк совершенно забыл, когда в своем же селе напал на след Черногоры.

— Стой, негодяй, стой.

Тот бежал, прижимаясь к забору, пытаясь скрыться в огородах.

— Стой, говорю тебе! — Володя остановился, выстрелил.

На усадьбе Михаила Рудника, куда успел заскочить раненый бандит, Иванюк устроил ему допрос. Он знал, что Черногора — главарь первой величины, что «проводникам» такой категории не разрешено появляться в селе без провожатых, да еще среди бела дня. Но мог ли думать в этот момент о собственной безопасности «ястребок», растревоженное, израненное сердце которого не находило покоя?

— Ты убил моего отца?

Черногора волочил перебитые ноги, оставляя за собой мокрый, грязный след. Скуля, как щенок, протягивал руки то к небу, то к ногам «ястребка», пытаясь прикоснуться к ним грязным лицом.

— Лежать камнем! — отступил Иванюк. — Мой отец пахал землю, сеял хлеб… Чем он, люди, — глянул на ворота, на огород, за хату, откуда выглядывали перепуганные лица, — провинился перед вами? Кто будет кормить дитя, бьющееся под сердцем у моей матери?

— Я виноват, я грешен! — скулил Черногора. — Меня ввели в заблуждение. Под колокольней в тайнике — Когут, Кот… Это они подговорили, они…

Гулкий выстрел прокатился над селом и эхом отозвался в темнолесье: «Они! О-ни! Они. »

Это они, ироды, затуманивали глаза людей, заслоняли им свет… Это они, наемники Берлина и Вашингтона, продавали Украину оптом и в розницу… Замахивались мотыгой на солнце…

Выстрел Иванюка в Трудоваче разорвал темноту, вселил людям надежду, разбудил силу. Колхоз, существовавший почти в подполье, зажил бурной трудовой жизнью. Вечерами собирались в конторе молодые хозяева, советовались, где что сеять, как лучше удобрить почву, достать семена.

— Первый урожай — наш экзамен, — прикидывал председатель артели Дмитрий Болюбаш. — Экзамен перед общиной, зорко следящей за первыми, может, и неуверенными шагами общественного хозяйствования, перед государством, помогающим поскорее избавиться от нищеты, перед своей совестью, если хотите… Будущий урожай должен показать, на что мы с вами способны… К этому нужно готовиться заблаговременно…

Готовились… Гремели веялки в просторной, еще недавно кулацкой риге, стучал молот в кузнице, что у пруда; из хлевов свозили столбы и доски, чтобы начать строительство животноводческой фермы.

Весело, призывно загорался в клубе свет.

Молодежь есть молодежь. Ее если и опечалишь, то не очень, если и напугаешь, то ненадолго… Баян и песня стали спутниками зимних вечеров…

Чаще стали наведываться в Трудовач работники райкома комсомола — Михаил Кухта, Ольга Головань, Мария Бутенко. В кругу своих ровесников — Владимира Иванюка, Григория Гаврылива, Анны Дыкало и тех, кто демобилизовался из армии, вернулся из фашистской неволи, они вели разговор о создании комсомольской организации.

— Комсомол вписал не одну славную страницу в историю революционной борьбы на западноукраинских землях, — спокойно, убедительно говорил Михаил Кухта. — Вспомним Ольгу Коцко, Нафтали Ботвина, Юрия Великановича, Марию Соляк… Вспомните первомайскую демонстрацию в Заболотове, Колкивскую трагедию на Волыни, Хотинскую крепость на Буковине… В Народной гвардии имени Ивана Франко, действовавшей в наших краях в годы фашистской оккупации, большую часть составляла молодежь, комсомольцы. Так разве к лицу нам сегодня отставать, когда продолжается жестокая классовая борьба? Дети, внуки спросят, что мы с вами делали в эти дни…

В конце февраля 1946 года в селе Трудоваче была создана одна из первых в районе комсомольская организация. Надо было видеть в этот день счастливых юношей и девушек, носивших у сердца маленькие книжечки с силуэтом родного Ильича на обложке… Нужно было слышать их бодрые песни…

Вперед, народе, йди у бій кривавий

В червоних лавах до перемог…

Хоч важко буде — переможемо,

Хоч важко буде — переможемо,

Хоч важко буде — переможемо, —

Нехай живе комуна і свободи стяг!

Путь от райкома в село лежал через леса, ложбины, буераки.

Разукрашенные цветами кони — как на свадьбе. Вихрились гривы, из-под копыт летели камни, брызги снега, огненные искры…

От полозьев саней оставался длинный, глубокий след…

Этот след видится мне и ныне.

Он пролегает меж новых селений, на широких колхозных нивах, сладко щемит в людских сердцах… вздыхает в барвинковом цвету.

Барвинок… Он низко стелется, его не вытолочь, он не гнется, не вянет, не боится грозовых ливней, его зелень не подвластна лютым морозам…

Эти имена высечены на обелиске, который возвышается в центре села Трудовач. 7 августа 1947 года их сердца запылали красными маками, а глаза засветились барвинковым цветом…

Их убили оуновцы, те, что до сих пор слоняются на задворках Мюнхена и Вашингтона. Коварно, подло, из-за угла…

Выстрелы прогремели тогда, когда комсомольцы собрались в клуб, чтобы посоветоваться, как лучше закончить вторую артельную жатву.

«Ястребки» быстро выровняли свои ряды и взлетели ввысь.

По крутой траектории жизни.

Не те слова, не те понятия…

Если даже и трагедия, то оптимистическая…

Оптимизм — в разливе колхозных полей, в буйном цветении садов, в звонкоголосой песне…

Возле автострады Львов — Золочев, на повороте к Трудовачу высится памятник, установленный к 50-летию Ленинского комсомола. Далеко окрест пламенеют огненные слова:

ВАШИ СЕРДЦА ПЫЛАЮТ В НАШИХ ДЕЛАХ

Это памятник трудовачским комсомольцам, отдавшим свои жизни за счастье грядущих поколений.

Поделитесь на страничке

Рекоммендации

Похожие главы из других книг

Из книги Принцессы, русалки, дороги. автора Шевелёва Екатерина Васильевна

Барвинковый цвет

СКВОЗЬ ДОЖДЬ — ВИШНЕВЫЙ ЦВЕТ 1Был солнечный день в Токио — такой, когда цветущие вишни кажутся нежно-розовыми и бело-розовыми облаками, обнявшими город.К нам в гостиницу зашел Хейшун и предложил поехать в Асакуса Парк, где отдыхает простой народ и где находится

Из книги Венеция. Прекрасный город автора Акройд Питер

Глава 24 Свет и цвет Ее называли Venecia la bella (Прекрасной Венецией), несравненным соединением искусства и жизни. Византийский историк XV века сравнивал ее со скульптурой самых изысканных пропорций. Этот стоящий на воде город с самого начала был словно создан для того, чтобы его

Из книги Печальные ритуалы императорской России автора Логунова Марина Олеговна

Из книги Перевал Дятлова: загадка гибели свердловских туристов в феврале 1959 года и атомный шпионаж на советском Урале автора Ракитин Алексей Иванович

Барвинковый цвет

ГЛАВА 17 РЕЙТИНГ БЕЗУМИЯ. ВЕРСИИ ГИБЕЛИ ГРУППЫ ДЯТЛОВА НА ЛЮБЫЕ ВКУС И ЦВЕТ Все многообразие версий случившегося с группой Игоря Дятлова можно свести к трем большим несхожим группам, объясняющим трагедию воздействием факторов следующего

Из книги Традиции русской народной свадьбы автора Соколова Алла Леонидовна

Барвинковый цвет

Почему цвет свадебного платья – белый? Свадебное платье в древности – это одежда для прохождения невестой инициации, что и обуславливает его цвет.Но какой цвет считался подходящим, чтобы девушка возродилась в новом качестве замужней женщины, а перед этим показала бы

Из книги Журнал «Компьютерра» №706 автора Журнал «Компьютерра»

Барвинковый цвет

ОПЫТЫ: На вкус и цвет… или нужен ли для фотопечати компьютер Автор: Сергей ЛеоновОколо месяца назад на рынке появилось сразу несколько новых струйных принтеров и МФУ Epson с весьма впечатляющими заявленными характеристиками. Из представленных моделей мы отобрали две

Из книги Живая память. Великая Отечественная: правда о войне. В 3-х томах. Том 3. [1944-1945] автора Коллектив авторов

Петро Глебка. Лес Ломая вражеские доты, Не дав опомниться врагу, Мы вышли к Сожу всею ротой — В дубовый лес на берегу. Стоял он, черный весь от дыма, Шумел, и многие дубы, Как те бойцы, за край родимый Навек легли в огне борьбы. Но даже в горе был он светел, И хоть не стих

Из книги Что видела собака [Про первопроходцев, гениев второго плана, поздние таланты, а также другие истории] автора Гладуэлл Малкольм

Из книги Черный квадрат автора Малевич Казимир Северинович

Из книги Смерть, идущая по следу… (интернет-версия) автора Ракитин Алексей Иванович

Барвинковый цвет

Из книги Белокурые амбиции автора Капризная Лана

Выход в цвет Мало кто доволен своим природным цветом волос. Кому-то он кажется слишком тусклым, другим – слишком темным, а всем остальным – просто не нравится, поскольку ни на секунду не похож на прическу Шарлиз Тэрон. И тогда нам на помощь приходит краска для волос.Как

Из книги Белокурые амбиции автора Капризная Лана

Бонус. Как вернуть натуральный цвет волос Однажды утром вы проснулись, посмотрели в зеркало и твердо решили вернуться «к природе». Иными словами, отрастить волосы натурального цвета. Что ж, похвальное стремление, но ради всего святого не идите путем колхозниц! Не

Из книги Японские записи автора Федоренко Николай Трофимович

Цвет и форма Продолжая сидеть на коленях, японка берет небольшой поднос из черного и красного лака, на котором стоит чайный прибор, и на руках переносит его через порог в комнату. Чашки из крупнозернистой керамики рыже-коричневого цвета рельефно выделяются на ярком свете

Содержание книги

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *